Наши гости получили не только ценный опыт и новые знания, но и удовольствие.

Одним из гостей была журналист и публицист Анна Астахова, которая написала о встерече статью.

Про таких людей слагают легенды и его имя есть в Википедии, причем не только в русскоязычной.

Это Александр Земляниченко. Шеф-фотограф московского бюро агентства Associated Press. Дважды лауреат Пулитцеровской премии (съемка путча в 1991 году и фотография президента РФ Бориса Ельцина во время рок-концерта, 1996 год), призёр конкурса World Press Photo (People in the news, 1996). Фотограф кремлевского пула.

Разговор с Александром на публике (встреча проходила в особняке АиФ на Мясницкой, при поддержке курса «Фотожурналистика и документальная фотография») это все равно разговор двух поколений. Он родился в 1950 году в Саратове. По образованию инженер, но фотографом стал «без углубления в техническую профессию», по велению сердца. Опыт районных газет, журнал «Ровесник», газета «Комсомольская правда», потом — журнал «Советский Союз», с 1988 года — Associated Press. Он еще помнит времена, когда фотограф должен был быть сильным, таская на своем плече тяжеленную технику. Объездил много «горячих точек» и в психологии и поведении военного фотографа у него есть чему поучиться.

На мой вопрос: — Александр, а вы всегда с фотокамерой? Он ответил: — Почему же, еще с женой!

Что изменилось в работе фотокорреспондента?
Изменились критерии приема фотоматериалов – ушли «классические строгости» в отношении снимка, увеличились требования к скорости подачи материала (благо стали позволять технологии – самолетную доставку пленок сменил скоростной Wi Fi и спутниковая связь по всему миру). Изменились юридические нормы съемок людей (частная жизнь). Изменились запросы СМИ, в том числе и из-за появления электронных версий, полностью электронных информационных порталов, мобильных приложений. Всё чаще вместе или даже вместо фотографий пользователи желают видео. «Фотография должна быть сногсшибательная, а видео объясняющее». И подпись должна нести честную информацию, а не нести эмоций, не комментировать «хорошо или плохо» — подпись не журналистский текст.

Изменился ли сам фотограф?
Не знаю, честно. У нас много ограничений, накладываемых при работе с агентством – мы в первую очередь представляем его и свою страну, а уже потом свое творчество. Так было всегда. Фотограф не должен выделяться из толпы, если только чуть-чуть. Он в идеале сливается с миром, причем как с одной, так и с другой стороны – чтобы показать ситуацию объективно, с разных точек зрения. Если ты снимаешь персону, то изволь показать лицо говорящим – чтобы сразу стало понятно, о чем этот человек говорит, какие эмоции его обуревают и т.д. Протокольные фото перестали быть необходимостью (как бы еще объяснить это официальным пресс-службам?).
Фотограф сам оценивает внутри себя – этично это или неэтично, можно или нельзя, когда лучше вовремя смыться, а кода можно и переждать в засаде… Потерять себя, свой наработанный годами авторитет легко, а вот восстановить его сложно, часто невозможно.
Фотограф теперь еще и сам себе фоторедактор (увеличились возможности по количеству фото – вот у меня две флешки по 32 гига), сам себе альтернативщик, и темы зачастую мы сами себе выбираем тоже (в соответствии с политикой редакции).

Какие фотографии и фотографы будут нужны миру в 2013-м?
Красивые виды никто не отменял. Портреты тоже. Но это не репортажная специфика. В репортаже нужны будут люди, обладающие навыками не только фото, но и видео, и монтажа, и наложения звука, и написания текстов, в общем — кросс-формат.
Первичным в новостях пока все равно остается текст. Могу сказать, что я сначала даю фотографий 20-ть, а потом анализирую текстовые новости, отбираю еще фото, дополнительно отбираю фото в архив. А в ленту часто идет максимум десяток.

Ваши коллеги говорят, что юному поколению становится все сложнее объяснять, чем профессиональная фотокамера отличается о мыльницы, мобильных устройств и прочих гаджетов? Ваше мнение?
Да пусть будет. Сейчас много фотографов ушли на свободу, он ищут новые пути развития, всегда можно и нужно попробовать выходить в разные двери. Может, что и получится?

Три часа, как один вдох – выдох. А сколько еще ответов осталось у мэтра, сколько он еще не показал своих фотографий? Потому что тема изображений нашей жизни необъятна, вопросы, о которых думает Александр, просто еще не сформулировались у слушателей, или мир настолько стал другим, что пришло время не ждать вопросов, а сразу отвечать. Преодоление разрыва между поколениями – вот основная задача всех нас. Иначе рассыпавшиеся звенья цепи могут ненароком удалить все предыдущее хорошее и нас с вами «просто за компанию», потому что мы с нашими эмоциями, раздумьями, замыслами и яркой мимикой просто не влезаем в «электронные архивы» новых гаджетов…

Оригинал взят здесь http://annok.livejournal.com/905019.html

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Google Buzz
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники