Интервью Анастасии Клеповой с дизайн-директором cтудии «Рамблер Инфографика» Василием ШихачевскимИнтервью Анастасии Клеповой с дизайн-директором cтудии «Рамблер Инфографика» Василием Шихачевским.

Студия «Рамблер Инфографика» — в недалеком прошлом студия инфографики РИА Новости — дизайн-подразделение холдинга Rambler&Co, занимающееся работой с данными и обслуживающее нужды множества сетевых и печатных проектов холдинга: Lenta.ru, «Газета.ru», «Чемпионат», «Афиша», LiveJournal и другие. Мы поговорили с дизайн-директором студии о новейших форматах подачи информации, проблемах современной мультимедийной среды и о том, как создать нечто круче Википедии.

— Василий, что есть инфографика сегодня? 

— По образованию я графический дизайнер, для меня это способ упаковки данных. Думаю, наши клиенты и потребители воспринимают её примерно так же. Далеко не все могут почувствовать, где и почему проходит граница между «дизайном», иллюстрацией, инфографикой. Так что моё определение на сегодня: инфографика– это цифры и тексты, объединённые с картинками.

— Руководитель вашей студии Павел Шорох однажды сказал, что инфографика – это новый технологический алфавит. Можно ли говорить о формировании единого кода – универсального инфографического языка?

- Инфографика сейчас довольно модное явление, уже встречаются вакансии дизайнеров инфографики, но не думаю, что на данном этапе у этого направления деятельности есть четкая самоидентификация. Пока я вижу, что инфографика– это разновидность графического дизайна, «язык» которого она заимствует.

А тенденции, конечно, есть. Во-первых, я бы выделил в отдельную группу развлекательную инфографику: сравнительные характеристики Белоснежки и семи гномов, самые высокие здания, самые частые причины расставаний – информационный фастфуд. Дизайнеры стараются подать информацию боле занятно, дружелюбно, весело, совсем не обязательно понятно. Речь о тенденции к украшательству.

Другая тенденция–«Big Data»: исследование больших массивов информации. В этом направлении сама инфографика (т.е. картинка) может играть второстепенную роль. Процесс исследования становится самоцелью. Когда итогом всё же является некий продукт, его авторами движет стремление превратить огромные (и потому неудобоваримые) объёмы информации во что-то доступное пользователю. Инфографики выступают такими археологами.

Ещё один тренд – совмещение усилий журналистов и дизайнеров. На выходе такие работы выливаются в большие редакционные статьи с картинками — мультимедийные истории, назовём их условно «лонгридами». По какой-то причине в связи с подобными проектами часто упоминают инфографику. У этого жанра очень много общего с энциклопедиями в картинках. В середине 90-х в отечественных книжных появились энциклопедии издательства «Дорлинг Киндерсли». Там было почти всё, что есть в современной инфографике – таймлайны [таймлайн - ось, на которой отмечены события в хронологической последовательности – Прим.ред.], визуализации данных в виде графиков, иллюстрации, показывающие как выглядит тот или иной объект в разрезе, многое другое. Не было только интерактивных инструментов. И сегодня это обширное поле для деятельности — интерактивные визуальные энциклопедии. Представьте: «Википедия» – это огромное количество текста практически без иллюстраций. Эту информацию можно верифицировать, а затем визуализировать очень и очень долго.

— Расскажите про интерактивную инфографику.

Интерактивная инфографика предоставляет пользователю возможность взаимодействовать с контентом. Это пульт от телевизора. Вы можете переключать каналы, можете сделать звук погромче, можете настроить яркость картинки. Телевизионный сигнал не меняется, но пульт помогает вам этот контент подогнать под себя, употребить с бОльшим комфортом. Современная информация активно использует различные медиа: звук, видео. Интерактивная оболочка – это инструмент для потребления этих медиа. Сложно сейчас представить какой-то контент в интернете, потребление которого не было бы связано с интерактивом.

— Есть мнение, что графическое представление информации гораздо хуже запоминается, чем просто текст. Существует ли какая-нибудь статистика усвояемости инфографики?

— Об исследованиях, которые бы подтвердили такую (либо противоположную) точку зрения, мне неизвестно. Много размышлений и выводов на эту тему есть у популярного теоретика в области информации и информационного дизайна – Эдварда Тафти. Хотя он противник излишней графики, некоторые его исследования говорят о том, что упаковывание сырых данных в графическую оболочку помогает их понять. Например, есть так называемая «загадка Эйнштейна» про пятерых представителей разных стран, их животных, дома, напитки и сигареты. Небольшой процент людей может решить её в уме, просто глядя на условия задачи. Но если взять набор цветных карандашей, то разгадать эту загадку будет гораздо проще.

Сотрудники канадского Университета Саскачевана проводили исследование на тему того, какие виды графиков усваиваются лучше – простые и геометрические или декоративные и сложно–изобразительные. Пришли к выводу, что особой разницы нет.

Также есть статистика посещаемости, и по ней можно сказать точно, что большие, сложные, содержательные проекты в рунете просматриваются хуже, чем быстрая развлекательная инфографика. Как одеться в мороз, сколько ртути в рыбе – лидеры просмотров.

Возвращаясь к вопросу о едином языке инфографики, я думаю, однажды появится формат, в котором информация будет полностью переработана в графику.

Также добавлю, что запоминание и усвоение информации — неоднозначный показатель качества работы. Невозможно запомнить и понять всё, что-то должно проходить насквозь. Должны быть и такие работы, которые будет трудно запомнить и трудно понять. Важнее то, что инфографика здесь и сейчас с нами, и это надолго.

Читать интервью полностью на сайте проекта Mediacrowd >>>>>

26 ноября в MEDIAШКОЛЕ курс Павла Шороха  "Инфографика и визуализация данных" 

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Google Buzz
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники